«Бизнес-Рост» - сопровождение бизнеса,  легальное уменьшение налогов, ликвидация фирм и предприятий.

Адвокатско – Аудиторское Объединение «Бизнес – Рост»

Выпуск №139: Исповедь экономического убийцы

Выпуск №139: Исповедь экономического убийцы

Захватывающее автобиографическое повествование Джона Перкинса предлагает посмотреть на мировую историю XX века под другим углом. Несмотря на то, что многочисленные критики утверждают, будто данная книга — вымысел от начала до конца, точка зрения Перкинса, несомненно, имеет право на существование.

Автор не решался опубликовать книгу более двадцати лет: в его адрес поступали угрозы и щедрые предложения, издатели считали книгу потенциальным бестселлером, однако предлагали изменить жанр произведения, превратив автобиографию в шпионский роман. Тем не менее после событий 11 сентября 2001 года Джон Перкинс осознал, что просто обязан рассказать свою историю. Он сумел побороть страхи и соблазны, найти бесстрашного издателя, и «Исповедь экономического убийцы» увидела свет.

Начиная с 1950-х годов XX века Соединенные Штаты Америки стали строить глобальную империю, используя преимущественно невоенные методы: лидеры государств становились частью обширной сети продвижения американских коммерческих (и, как следствие, политических) интересов и в конце концов оказывались в паутине долгов, что гарантировало их лояльность Соединенным Штатам.

В результате многолетней «помощи бедным» по всему миру соотношение доходов одной пятой населения планеты, проживающей в развитых странах, к доходу одной пятой населения мира, проживающей в беднейших странах, увеличилась с 30:1 в 1960 году до 74 к 1 в 1995 году. Другими удручающими результатами миссионерской деятельности США являются реки дождевых лесов, отравленные нефтяными отходами, миллионы африканцев, умирающих от СПИДа, двенадцать миллионов семей в США, живущих за чертой бедности, и предприятия в Азии, построенные западными компаниями, где люди трудятся в тяжелейших условиях за рабскую заработную плату.

Джон Перкинс призывает изменить положение вещей, пока не поздно: империи не существуют долго — они убивают множество культур, а затем погибают сами.

1. Мировая монополия

1.1. ЭКи — мощное оружие второй половины XX века

Джон Перкинс признается, что в течение десяти лет был ЭКом. Экономические киллеры (ЭКи) — это высокооплачиваемые профессионалы, которые обманывают страны по всему земному шару на триллионы долларов. Они перенаправляют деньги из Всемирного банка, Американского Агентства по международному развитию (USAID) и других международных гуманитарных организаций на счета огромных корпораций и в карманы влиятельных людей, которые контролируют природные ресурсы планеты. Их инструментарий включает подготовку мошеннической финансовой информации, манипуляцию выборами, взятки, вымогательство и убийства.

ЭКи не являются работниками правительственных организаций. На первый взгляд это обычные экономисты, инженеры и прочие работники традиционных компаний, а также сотрудники банков и некоммерческих организаций. Тем не менее они наделены полномочиями вести переговоры с представителями власти и предлагать им покровительство. Оно принимает форму кредитов для развития инфраструктуры — строительства электростанций, шоссе, портов и аэропортов. Условия кредитов включают пункт, согласно которому проекты должны реализовываться инжиниринговыми и строительными компаниями США.

В сущности, большая часть денег никогда не покидает Соединенные Штаты, они просто перемещаются из банковских офисов в Вашингтоне в инжиниринговые офисы в Нью Йорке, Хьюстоне или Сан Франциско. Заключив договор, страна должник обязуется выплатить полностью сумму долга плюс проценты. Если ЭК добился полного успеха, кредит является настолько большим, что должник вынужден объявить дефолт по своим платежам уже через несколько лет. Когда это случается, США получают что-нибудь из следующего набора: контроль над голосованием в ООН, размещение военных баз или доступ к ценным ресурсам вроде нефти и Панамского канала. Таким образом, еще одна страна оказывается включенной в глобальную империю.

История экономических киллеров берет начало в 1951 году, когда Иран восстал против британской нефтяной компании, эксплуатировавшей природные ресурсы и население страны. Демократически избранный премьер-министр Ирана Мохаммед Моссадек национализировал все нефтяные активы страны. Великобритания и США не решались проводить военную операцию из-за возможной поддержки Ирана Советским Союзом. Вместо того чтобы отправить в Иран морских пехотинцев, Вашингтон послал в стан врага агента ЦРУ Кермита Рузвельта, внука президента США Теодора Рузвельта. Он справился с задачей блестяще: нанял людей для уличных беспорядков и демонстраций, которые должны были создать впечатление непопулярности Моссадека. В итоге премьер-министром стал проамерикански настроенный шах Мохаммед Реза, а Моссадек провел остаток дней под арестом. Пример смены власти без использования военной силы был настолько вдохновляющим, что решено было готовить ЭКов из числа людей, не состоящих на государственной или военной службе, чтобы в случае провала армию и правительство США нельзя было обвинить в давлении на другие страны.

1.2. Старая и новая Америка

За десятилетие работы в качестве ЭКа по всему миру Перкинс пришел к пониманию различий между старой Американской республикой и новой Глобальной империей. Республика несла миру надежду, ее фундамент был скорее моральным и философским, нежели материалистическим. Она основывалась на понятиях равенства возможностей и правосудия для всех, помогая гонимым и униженным. Прежняя Америка использовала бы крупнейшие корпорации, банки, правительственную бюрократию для фундаментальных преобразований мира и борьбы с болезнями, голодом и войнами, а не для обогащения немногочисленных групп людей.

Глобальная империя является антиподом республики. Эгоистичная, корыстная, жадная и материалистическая, она строится, прежде всего, на меркантилизме и использует любые средства, которые кажутся необходимыми ее правителям для достижения еще большей власти.

Понимание этих различий привело автора к более ясному осознанию его собственной роли в построении глобальной империи: то, что делали ЭКи, было намного эффективней и прибыльней военных операций. Войны в Юго Восточной Азии показали, что армии далеко не всесильны, и экономисты придумали лучший план, который виртуозно воплотили агентства по иностранной помощи и частные подрядчики.

Большинство сотрудников американских корпораций не понимали последствий своих действий и были убеждены, что потогонные предприятия выведут население из нищеты, а на самом деле людей просто загоняли в новый вид рабства, напоминающий феодальные поместья и плантации Юга США. Современные рабы должны были верить, что они живут лучше других несчастных, как рабы прошлого верили, что живут лучше неудачников в Европе или африканских джунглях.

Джон Перкинс был обычным парнем из глубинки: единственный ребенок в семье учителей, он мечтал о лучшей жизни, ему не терпелось посмотреть мир и начать много зарабатывать. Друг семьи первой жены Джона, сотрудник АНБ, завербовал его, и в скором времени Джон с супругой отправились в Эквадор в качестве посланников Корпуса мира. Затем его наняла инжиниринговая компания MAIN, которая, как выяснилось позже, не имела никакого оборудования и никогда ничего не строила. Джону сообщили, что ему предстоит первая командировка в Индонезию в составе группы из одиннадцати человек: его задача заключалась в составлении экономического прогноза, остальные члены группы были инженерами, которым предстояло заниматься проектированием. В то время Перкинс еще не подозревал о своей истинной миссии: он проводил долгие часы в библиотеках, изучая историю и экономику Индонезии и других стран региона. В этот период он познакомился с Клодин, которая поведала Джо��у, что ей предстоит подготовить из него экономического киллера. Ее подход был основан на знании особенностей характера Джона и представлял собой комбинацию физического соблазнения и вербального манипулирования. Клодин прояснила основные цели Джона: обосновывать огромные международные кредиты, которые будут перенаправлены в MAIN, и способствовать банкротству стран, получающих эти кредиты. Чем больше кредит, тем лучше. То, что долговое бремя лишит беднейших граждан страны нормального здравоохранения, образования и социального обеспечения, не должно приниматься в расчет. Финансирование, как правило, получает проект, обеспечивающий максимально высокий среднегодовой прирост ВНП, что, несомненно, является субъективным показателем — этот прирост может происходить за счет обогащения одного человека в стране, например владельца энергетической компании, в то время как остальное население будет стремительно нищать.

2. Демократия в мусульманских странах

2.1. Индонезия

Решение Соединенных Штатов сделать так, чтобы Индонезия отказалась от идей коммунизма, только укрепилось вследствие неудачи во Вьетнамской войне. Президент Никсон начал частичный вывод войск летом 1969 года, и международная политика была направлена на предотвращение эффекта домино — когда одна страна за другой становилась последователем СССР. Индонезия была важна для США по следующим причинам: во-первых, в этой стране была нефть, во-вторых, Индонезия должна была стать примером взаимовыгодного сотрудничества с США для взрывоопасного мусульманского мира. План электрификации, подготовленный MAIN, был частью программы обеспечения американского господства в Юго Восточной Азии.

Перкинсу предстояло прожить в Индонезии три месяца. Романтические представления об этой стране, которые он почерпнул в библиотеках, не имели ничего общего с реальностью: в книгах он видел фотографии красивых женщин в ярких саронгах, экзотических балийских танцовщиц и шаманов, выдыхающих огонь. У него дух захватывало при виде воинов, плывущих на длинных каноэ по изумрудной воде у подножий дымящихся вулканов и галеонов с черными парусами знаменитых пиратов буги, которые бороздили воды морей архипелага и наводили на европейских моряков прошлых столетий такой страх, что те, вернувшись домой, пугали ими своих детей.

Реальная Джакарта 1971 года оказалась просто отвратительной: вся экзотика и великолепная природа отступали на задний план, заслоняемые нищетой и разрухой. Джон содрогался при виде прокаженных с окровавленными культями вместо рук, маленьких девочек, торгующих собой за несколько монет, его приводили в ужас некогда прекрасные голландские каналы, превратившиеся в выгребные ямы. Аромат гвоздик и цветущих орхидей не выдерживал борьбы с миазмами открытых канализационных коллекторов.

Собирая данные для отчета, Джон много ездил по стране, общался с местными жителями и даже немного освоил местный язык бахаса. Особое впечатление произвело на него посещение театра марионеток. Как отмечает автор, эта ночь повлияла на всю его жизнь:

Это был настоящий театр одного актера. Кукловод во время спектакля находился в трансе: он играл на нескольких музыкальных инструментах, управлял всеми марионетками и озвучивал их разными голосами. На сцене появилась марионетка Ричарда Никсона, одетая в длинный фрак и звездно-полосатый цилиндр. Его сопровождала кукла в костюме-тройке, которая несла ведро, на котором были изображены знаки доллара. Второй рукой марионетка махала над Никсоном американским флагом. Никсон подбежал к стене и стал срывать с нее карты: засунул в рот изображение Вьетнама, а затем отправил его в ведро с криками: «Горький! Он нам больше не нужен». Затем в ведро полетели Палестина, Кувейт, Ирак, Иран, Сирия, Саудовская Аравия, Пакистан и Афганистан. Все манипуляции сопровождались ругательствами вроде: «мусульманские собаки», «чудовища Мухаммеда», «исламские дьяволы». Потом Никсон сорвал карту Индонезии и заявил: «Отдайте это Всемирному Банку. Посмотрим, смогут ли они сделать для нас немного денег из Индонезии». Тут на сцене возникла кукла индонезийца, который закричал: «Остановитесь! Индонезия — суверенная страна». Толпа взорвалась аплодисментами. Тогда человек с ведром ударил индонезийца флагом, словно копьем. Тот забился в конвульсиях и скончался.

Несколько дней спустя неизвестная машина сбила насмерть популярного политика Бандунгу, кукла которого пыталась противостоять Никсону.

Несмотря на сомнения относительно международной политики США и его собственной роли в порабощении государств, Перкинс вернулся на родину и подготовил блестящий отчет о том, что экономика Индонезии в двадцатипятилетней перспективе будет расти на 15–19% ежегодно, и сумел убедить в этом экспертов международных кредитных организации. В результате MAIN получил крупный контракт, а Джон — повышение по службе.

2.2. Саудовская Аравия

6 октября 1973 г. в Йом Кипур Египет и Сирия совместно напали на Израиль. Четвертая по счету и наиболее разрушительная из арабо израильских войн оказала серьезное влияние на мировое развитие. Президент Египта Садат договорился с королем Саудовской Аравии Фейсалом о том, чтобы тот принял меры по недопущению участия США в войне на стороне Израиля, используя «нефтяное оружие». 16 октября Иран и еще пять стран Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, объявили о 70 процентном увеличении цен на нефть.

На встрече в Кувейт Сити арабские министры нефтяной промышленности рассматривали варианты дальнейших действий. Иракский представитель был настроен на ущемление интересов США. Он предлагал делегатам национализировать американские коммерческие предприятия в арабском мире, объявить тотальное эмбарго на поставки нефти в США и дружественные Израилю страны, а также изъять арабские активы из американских банков, что неизбежно спровоцирует обвал, сопоставимый с событиями 1929 года.

Остальные министры не были склонны поддерживать столь радикальный план, но в итоге согласились на ограниченное эмбарго, которое должно было начаться с 5 процентного сокращения нефтедобычи. Затем добыча должна была ежемесячно снижаться на 5 процентов вплоть до достижения политических целей эмбарго. Такова была плата США за произраильскую позицию.

19 октября президент Никсон запросил у Конгресса 2,2 миллиарда долларов для оказания помощи Израилю. На следующий день Саудовская Аравия и другие арабские нефтедобывающие страны объявили тотальное эмбарго на поставки нефти в США.

Нефтяное эмбарго закончилось 18 марта 1974 года. Несмотря на непродолжительность, влияние его было огромно. Цена саудовской нефти выросла с 1,39 доллара за баррель в 1970 году до 8,32 доллара за баррель в 1974 году. Как ни парадоксально, в конечном счете нефтяное эмбарго послужило укреплению корпоратократии и ее трех основных столпов — крупных корпораций, международных банков и правительств, сплотившихся как никогда прежде.

Эмбарго привело к значительным изменениям взглядов на внешнюю политику. Защита нефтяных поставок в США была приоритетом и до 1973 года, однако впоследствии стала навязчивой идеей. Эмбарго подняло статус Саудовской Аравии как игрока на мировой арене и вынудило Вашингтон признать стратегическую важность королевства для собственной экономики. Помимо этого, эмбарго стимулировало поиск способов вернуть нефтедоллары в Америку.

Дополнительный приток нефтедолларов в национальную казну Саудовской Аравии послужил подрыву строгих религиозных норм ваххабитов. Богатые саудиты стали путешествовать по всему миру. Они получали образование в Европе и Соединенных Штатах, покупали роскошные автомобили и набивали свои дома западными товарами. Консервативные воззрения уступили место идеологии материализма.

Практически сразу после окончания нефтяного эмбарго Вашингтон начал переговоры с Саудовской Аравией о технической поддержке, военных поставках и обучении, предлагая ввести страну в двадцатое столетие в обмен на нефтедоллары и, что гораздо более важно, в обмен на гарантии недопущения будущих нефтяных эмбарго. Переговоры закончились созданием Американо саудовской совместной экономической комиссии. Известная как JECOR, она воплотила инновацию, которая была полной противоположностью традиционным программам иностранной помощи — предполагалось на саудовские деньги нанимать американские фирмы для фактического строительства новой Саудовской Аравии.

Хотя общее управление и финансовая ответственность были возложены на Казначейство США, комиссия была крайне независима. В конечном счете, ей предстояло потратить многие миллиарды долларов в течение более чем двадцати пяти лет, не отчитываясь Конгрессу США. Это соглашение давало Соединенным Штатам возможность глубоко проникнуть в Королевство, закрепляя концепцию будущей взаимозависимости.

Казначейство привлекло MAIN на самой ранней стадии в качестве консультанта. Работа Перкинса заключалась в прогнозировании развития Саудовской Аравии в результате инвестирования огромных денег в инфраструктуру и планировании сценариев направления инвестиций.

В этот раз главная цель Джона заключалась не в погружении страны в пучину долгов, которые она никогда не сможет выплатить, а в возврате львиной доли нефтедолларов, потраченных Соединенными Штатами. В идеальном варианте экономика Саудовской Аравии должна была тесно переплестись с американской, что гарантировало бы ее интеграцию в западную систему.

В 1974 г. один дипломат из Саудовской Аравии показал Джону фотографии Эр Рияда, столицы своей страны. На одной из этих фотографий было запечатлено стадо коз, роющихся в грудах мусора неподалеку от правительственного здания. Оказалось, что козы занимаются очисткой города от мусора. «Гордость саудитов никогда не позволит им унизиться до уборки мусора, — пояснил дипломат, — мы оставляем это животным».

Присутствие коз в центре столицы самого великого нефтяного королевства мира казалось невероятным. Эти козы привели Джона Перкинса к пониманию того, каким бы могло быть решение по интеграции Саудовской Аравии в Глобальную империю с учетом специфики развития страны в предыдущие столетия. Оставалось лишь придумать, как максимально эффективно заменить коз на нечто более подобающее процветающему нефтяному королевству. Нефтяные сверхдоходы Саудовской Аравии позволяли построить самую современную систему сбора и переработки мусора и отходов силами американских компаний.

В пустыне должны были вырасти большие нефтехимические комплексы, окруженные огромными технопарками. Естественно, это потребовало бы строительства мощных электростанций, линий электропередач, шоссе, трубопроводов, систем телекоммуникаций наряду с транспортными и телекоммуникационными системами, включая аэропорты, морские порты, предприятия сферы обслуживания и прочие элементы инфраструктуры.

Довольные саудиты призывали бы лидеров остальных стран познакомиться на месте с саудовским чудом, а те, в свою очередь, обращались бы к США за воплощением подобных планов в своих странах, что позволяло бы привлекать Всемирный банк и использовать традиционную схему навешивания долгов. Было очевидно, что саудиты не собираются использовать своих людей на черной работе: в качестве промышленных рабочих или на строительстве. Во первых, их было слишком мало. К тому же, королевский дом Саудов взял на себя обязательство обеспечить подданным такой уровень образования и жизни, который был бы несовместим с физическим трудом. Возникла необходимость импортировать рабочую силу из других стран, где людям нужна была работа. Миллионы бедняков из Египта, Палестины, Пакистана и Йемена готовы были работать на строительстве современного нефтяного королевства.

Саудовская Аравия была осуществившейся мечтой проектанта: слаборазвитая страна с фактически неограниченными ресурсами и желанием вступить в современный мир быстрыми темпами. В соответствии с развивающимся планом, Вашингтон желал, чтобы Сауды гарантировали нефтяные поставки по приемлемым для США и их союзников ценам. В обмен Вашингтон предлагал королевскому дому Саудов удивительно выгодную сделку: полную и недвусмысленную поддержку со стороны США, включая военную помощь и, как следствие, гарантию длительного пребывания у власти. Это была сделка, от которой Саудам было невозможно отказаться, учитывая их географическое местоположение, слабость вооруженных сил, уязвимость перед соседями наподобие Ирана, Сирии, Ирака или Израиля. Естественно, пользуясь этой слабостью, Вашингтон выдвигал еще одно условие: Саудовская Аравия должна была покупать на нефтедоллары ценные бумаги американского правительства, а проценты по этим бумагам должны были использоваться Казначейством на цели модернизации и вывода Саудовской Аравии из средневековья в современный, промышленно развитый мир. Иными словами, процент за пользование деньгами нефтяного королевства должен был пойти на оплату работы американских компаний по воплощению идей по превращению Саудовской Аравии в современную индустриальную страну. Ходя Саудиты оставляли за собой право определения общей направленности проекта, реальность состояла в том, что элитный корпус иностранцев (неверных в глазах мусульман) будет определять будущее политики и экономики Аравийского полуострова. И это должно было случиться в королевстве, основанном на консервативных принципах ваххабизма и следовавшем этим принципам на протяжении столетий.

Сделка между Соединенными Штатами и Саудовской Аравией преобразила королевство практически за одну ночь. Коз заменили две сотни желтых современных американских мусоровозов, поставленных по двухсотмиллионному контракту с «Waste Management». Аналогичным образом был модернизирован каждый сектор экономики Саудовской Аравии, от сельского хозяйства и электроэнергетики до образования и телекоммуникаций.

Благодаря «Саудовскому проекту» состоялось много блестящих карьер. Джон Перкинс не был исключением: к 1977 году он стал самым молодым партнером за столетнюю историю компании MAIN, читал лекции в Гарварде, публиковал статьи в авторитетных изданиях, получал огромную зарплату, был держателем солидного пакета акций MAIN и собирался стать миллионером задолго до того, как ему исполнится сорок.

3. Демократия в странах Латинской Америки

3.1. Панама

Панама была частью Колумбии, когда было принято решение о строительстве канала, соединяющего Атлантический океан с Тихим. В 1891 году канал был построен, и Соединенные Штаты потребовали, чтобы Колумбия подписала соглашение, передающее перешеек Северо Американскому консорциуму. Когда Колумбия отказалась, президент Рузвельт военным путем установил независимость Панамы. Приведенное к власти марионеточное правительство подписало первое Соглашение по Каналу, которое определяло американскую зону с обеих сторон будущего водного пути, легализовав тем самым американское военное вмешательство и предоставив Вашингтону реальный контроль над только что образовавшейся «независимой» страной.

Любопытно, что соглашение было подписано госсекретарем США Хэем и французским инженером Буно Варильей, участвовавшим в строительстве. Таким образом, в его подписании не принимал участия ни один панамец. В сущности, сделкой, заключенной между американцем и французом, Панаму вынудили отделиться от Колумбии, чтобы служить Соединенным Штатам.

Более полувека Панамой управлял олигархат из нескольких богатых семей, тесно связанных с Вашингтоном. Поддержка правительством американских интересов никоим образом не улучшала жизнь простых людей, живущих в ужасной нищете и практически находящихся в рабстве у американских корпораций.

В награду за поддержку американские военные не менее десятка раз вставали на защиту правящих панамских семейств в период с провозглашения независимости Панамы по 1968 год, когда в результате успешного переворота был свергнут последний из диктаторов Арнульфо Ариас и главой государства стал Омар Торрихос.

Торрихос пользовался большим авторитетом у среднего и нижнего слоев населения. Сам он вырос в небольшом городке Сантьяго, где его родители преподавали в школе. Торрихос появлялся на улицах трущоб, где прежде не показывался ни один политик, помогал безработным и часто жертвовал собственные небольшие деньги семьям, пострадавшим в результате болезни или какой либо трагедии. Его любовь к жизни и сострадание к людям стали известны далеко за пределами Панамы. Он превратил страну в приют для беженцев — от левых противников Пиночета до антикастровских правых партизан. Президент Панамы завоевал репутацию миротворца в конфликтах, раздиравших латиноамериканские страны Гондурас, Гватемалу, Сальвадор, Никарагуа, Кубу, Колумбию, Перу, Аргентину, Чили и Парагвай. Его маленькая двухмиллионная страна послужила примером социальных реформ для самых разнообразных политиков.

Панама, которую увидел Джон Перкинс в 1972 году, состояла из двух контрастных миров: здесь соседствовали трущобы, в которых витал запах гнили и сточных вод, а люди жили в лачугах, голодали и просили милостыню, и американская зона канала с красивыми белыми зданиями, шикарными особняками и аккуратно подстриженными лужайками, фешенебельными магазинами, театрами и полями для гольфа. Жители американской части, прожившие в Панаме не одно десятилетие, как правило, даже не говорили по-испански, потому что практически не контактировали с аборигенами.

Однажды Торрихос пригласил Джона на встречу. Поразительно было то, что панамский лидер был прекрасно осведомлен о том, как действует американская корпоратокративная система. Президент сразу пояснил, что хочет для своей страны всех благ цивилизации, но не намерен лично обогащаться за счет сделок с Америкой. Он был полон решимости забрать канал, но не хотел политических сделок ни с СССР, ни с Китаем, ни с Кубой.

Джон Перкинс был настолько очарован лидером Панамы, что отступил от принципов ЭКа и составил рекомендации по Панаме с учетом реальной помощи бедным. В 1977 году Торрихосу удалось вернуть Панамский канал.

3.2. Колумбия

Вашингтон и Уолл Стрит всегда рассматривали Колумбию как важный фактор в продвижении американских политических и коммерческих интересов. В дополнение к географическому положению (Колумбия соединяет все южные страны с Панамским перешейком и, следовательно, с Центральной и Северной Америкой), страна экспортировала множество товаров, пользовавшихся спросом в Соединенных Штатах — кофе, бананы, текстиль, изумруды, цветы, нефть и кокаин, а также являлась рынком сбыта для североамериканских товаров и услуг.

Колумбия была похожа на большинство мест, где Джон Перкинс успел побывать в качестве эксперта. Здесь сравнительно легко было продемонстрировать, какие выгоды страна получит от огромного кредита и реализации американских проектов, выплачивая долг, в том числе природными ресурсами. Огромные инвестиции в электросети, шоссе и телекоммуникации позволили бы Колумбии освоить свои обширные газовые и нефтяные месторождения на нехоженых амазонских территориях, а эти проекты позволили бы получить доход, достаточный для выплаты долга и процентов по нему.

В действительности в планы MAIN входило подчинить Боготу глобальной империи. В Колумбии не было Торрихоса, и Джон Перкинс понимал, что ему не остается ничего другого, кроме раздувания экономических прогнозов. В 1970 х годах MAIN получила много контрактов на проектирование инфраструктуры, включая сеть гидроэлектростанций и линий электропередач.

Однажды колумбийские партизаны напали на строительную площадку дамбы гидроэлектростанции. Они стреляли из АК-47 в воздух и землю, а потом вручили одному из инженеров письмо: «Мы, те, кто занят тяжким трудом выживания, клянемся кровью наших предков, что не позволим перегородить наши реки. Мы — простые индейцы и метисы, но предпочтем умереть, чем стоять в стороне, глядя, как затопляют нашу землю. Мы предупреждаем наших колумбийских братьев — прекращайте работу на строительные компании». Именно в Колумбии Джон Перкинс осознал, что не хочет больше быть ЭКом: он ненавидел себя и свою работу.

Заключение

Книга «Исповедь экономического убийцы» производит весьма неоднозначное впечатление: с одной стороны, она напоминает шпионский роман, с другой — заставляет задуматься, насколько альтруистичны демократические идеи США.

Автор позиционирует себя как ЭКа — экономического киллера, целью которого было навязывание странам кредитов Всемирного банка для улучшения инфраструктуры и помощи бедным. На самом деле результатом проектов являлось получение Соединенными Штатами власти над другими странами, наряду с дальнейшим обогащением крупных американских корпораций и правящей элиты страны-должника. Бедные слои населения в результате еще больше нищали, а природные ресурсы страны разрушались.

Джон Перкинс делится с читателями подробностями своей работы по всему миру: он берет на себя ответственность за участие в порабощении Индонезии и Колумбии, продвижение нефтяных проектов в Иране и Эквадоре. Одной из крупнейших операций, в которой довелось участвовать Джону, было создание современной инфраструктуры Саудовской Аравии в обмен на дешевую нефть, арабские деньги в американских банках и лояльность Саудитов международным интересам США. Предметом гордости автора является тот факт, что он не стал обманывать эту страну, а составил реальный прогноз с учетом интересов коренного населения.

Трудно сказать, насколько реальны события, описанные в книге, но интерпретация многих исторических событий и портреты политических лидеров, несомненно, представляют интерес. Кроме того, автор напоминает людям о том, что имперские устремления бессмертны, несмотря на исторические доказательства бесперспективности попыток порабощения всего мира. 


Подписывайтесь на наш канал «Бизнес-Рост Деньги+» в Telegram.
172
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Footer with Logo